Интервью

Интервью: Дарья Чаруша

23 января в прокат выходит фильм «Марафон Желаний» — история девушки, которая летит в Ханты-Мансийск спасать свою любовь, но застревает на сутки в аэропорту. «женщина в состоянии аффекта в поисках себя» — так определяет героиню режиссер, сценарист и продюсер фильма Дарья Чаруша. мы поговорили с ней о том, к Чему приводит желание покайфовать и как поступать со своим талантом.

Интервью Полина Сурнина

Идея фильма у вас возникла после того, как ваша подруга актриса Светлана Устинова застряла в аэропорту, правильно? Она должна была лететь ко мне в Краснодар. У меня там хорошо: деревня, дом, а еще я заманила ее сеансом у крутого остеопата. Света купила билет на самолет рано утром. Приехала в аэропорт, забитый футбольными фанатами, а рейс задержали из-за тумана. Все эти пять часов, которые она провела в аэропорту, мы были на связи, Света присылала смешные видео. А потом сказала: «Даш, это невыносимо, давай я сдам билет, я уже никуда не хочу лететь». И как только она это сделала, туман рассеялся, сообщение наладилось, фанаты попали на игру.

Я сказала: «Свет, видишь, какая интересная штука судьба. Некоторые вещи не должны произойти, а некоторые — должны. Противиться бессмысленно, надо просто сидеть и ждать сатори, когда вдруг станет ясно, что нужно делать дальше».

И подумала, что из этой наглядной и неординарной ситуации вполне может получиться фильм. Мы начали эту историю мять. Пытались нанять сценариста, но это закончилось неудачей. Однако у меня этот сюжет не выходил из головы. И я решила, что все надо делать самой. Я к тому моменту еще не подозревала, что умею писать сценарии.

А режиссерский опыт у вас уже был?

Да, я снимала клипы. До первого клипа тоже не знала, что я это умею. Главная идея, которую родители должны вкладывать в умы своих детей: возможно все, не должно быть рамок и запретов, кроме моральных. Понятно, надо знать, что твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека, и что ты не можешь быть хамом или извращенцем. Какие-то маячки должны быть расставлены, а во всем остальном — свобода. Я благодарна своим родителям, потому что они мне никогда не говорили, что так нельзя. Хотя если бы ктото мне объяснил в начале «Марафона желаний», что это будет настолько тяжело, я, наверное, никогда бы не решилась. Я-то думала просто покайфовать, когда начинала эту историю.

Что было самым сложным?

Убедить людей в своей правоте. Сейчас любой профессионал, особенно у нас в стране, на вес золота. Все хотят работать с хорошим художником, с хорошим гримером, с хорошими артистами. Поскольку у меня не было кредита доверия на площадке — это моя первая большая работа, — мне приходилось прикладывать усилия для того, чтобы защищать свои идеи. Ты как будто постоянно сдаешь экзамен. Полтора года экзамена выматывает. Но сейчас, когда мы подошли к концу и поняли, кто чего стоит, стало легче.

Взрослые люди не говорят напрямую, они всегда думают: «Я сейчас сделаю это, чтобы получить то». Постоянно пытаются использовать друг друга, забывая, в чем истинный смысл общения.

Второй автор сценария — Александр Гудков. Он как возник?

Сама история менялась несколько раз. Сначала — когда я прошла «Марафон желаний» Елены Блиновской, на который меня записала Аня Цуканова-Котт. Оттуда пришла идея переосмысления своих собственных желаний. А потом меня пригласили снимать Диме Билану клип «Пьяная любовь». На этой работе я познакомилась с Сашей Гудковым. И это была любовь с первого взгляда. Саша — мое человеческое приобретение прошлого года. Это большая редкость — найти друга. Чем старше становишься, тем тяжелее очаровываться людьми. Я ему сказала: «Саш, мы тут кино затеваем. Хочешь поучаствовать?». Он согласился, прочитал сценарий и предложил помочь его доработать.

Главную героиню играет Аглая Тарасова, которая уже снималась у вас в короткометражке «Хороший день». Вы под нее и писали эту роль?

Да, я очень люблю Аглаю, она моя муза. Мы познакомились на съемке для модного журнала, она просто зашла в комнату, и у меня отвалилась челюсть. Она воплощение всего, что мне нравится. Вот это лицо, глаза, фантастический голос надтреснутый. И в ней еще есть живость и щедрость по отношению к миру. Она — как ребенок, в хорошем смысле. Взрослые люди не говорят напрямую, они всегда думают: «Я сейчас сделаю это, чтобы получить то». Постоянно пытаются использовать друг друга, забывая, в чем истинный смысл общения. В Аглае этого абсолютно нет. Если она хитрит, то делает это так явно, что просто смешно. При этом Аглая — фантастическая артистка. Я считаю, что все люди делятся на артистов и неартистов, это врожденный инструмент, который невозможно приобрести. Можно натренировать какие-то мыщцы, но все равно будет натужность. А артист — это состояние постоянного потока. Аглая никогда не фальшивит — ни в жизни, ни на экране. А вот актера на главную роль мы не могли найти два месяца. Велись переговоры с другим актером, но у нас не срослись отношения, когда мы начали производство. К счастью, нашелся Кирилл Нагиев. Он свежий, хорошо играет, очень красивый на экране. Но его красота не модельная, а человеческая. Это здорово.

Просто кино — это большая ответственность. Ты отвечаешь за людей, тратишь чужие деньги. Если не получаешь результат, сердце разбивается

У фильма довольно классический месседж: для счастья женщине нужен мужчина.

Бессмысленно отрицать, что мы парные существа. Очень мало я знаю людей, которые одиноки и при этом счастливы. Когда я встретила своего будущего мужа Илью Найшуллера, сразу поняла, что с этим человеком у меня будут отношения. Быть рядом, вместе развиваться, поддерживать друг друга — действительно счастье. При этом отношения — это большая работа: отказ от эгоистических претензий, от собственнических амбиций, от желания переделать человека и заставить его делать то, что тебе хочется. Если человек дает тебе площадку для личностного роста и при этом делает тебя счастливым, это прекрасно.

А Илья вас поддерживал во время работы над фильмом?

Я думаю, что поначалу он не совсем понял, для чего я ввязалась в эту затею. У нас разные концепции существования. Илья считает, что если есть призвание, то нужно следовать этому зову. А я считаю, что есть жизнь, ты должен ее исследовать. Это тоже очень здорово, потому что если бы мы думали одинаково, зачем бы нам было жить вместе.

То есть он не думает, что кино — это и ваше призвание?

Пока я этого не доказала, конечно, он так не думает. Но он посмотрел первую сборку и сказал: «Ты молодец, кино есть, оно получилось». Глобально ему все равно, чем я занимаюсь. Не в смысле равнодушия, а в том смысле, что я могу делать что угодно, лишь бы я была счастлива. Просто кино — это большая ответственность. Ты отвечаешь за людей, тратишь чужие деньги. Если не получаешь результат, сердце разбивается. Кино — это трудоемкий и по-настоящему изматывающий процесс. Учитывая, что у меня не было опыта и образования, думаю, Илья просто боялся за меня.

Я больше не хочу ничего ждать, потому что ждать — это значит терять время.

Чего бы вы пожелали своему фильму?

Я хочу, чтобы люди его посмотрели, чтобы он принес им хорошее настроение, веру в себя и в чудо. Я большой поклонник сказок и светлых историй. Люблю хорошие финалы. Но не розовую клюквочку — все должно быть в балансе. Очень люблю советские комедии, и мне кажется, что «Марафон желаний» чем-то на них похож: есть в нем что-то ностальгически наивное. Еще люблю фильмы о Бриджет Джонс и «Терминал» с Томом Хэнксом. Вообще мне кажется, что если бы «Бриджет Джонс» с «Терминалом» поженились, то у них бы родился «Марафон желаний».

Летом у вас вышел альбом «Калейдоскоп». Его вы тоже хотели сделать легким и приятным для слушателя?

С музыкой у меня другая немножко карма. Безапелляционно и объективно одаренность у меня только одна — я композитор. Могу писать оркестровки и большие полотна, постоянно слышу музыку на бэкграунде. У меня классическое музыкальное образование: я пианистка с музучилищем. Консерваторию не окончила, правда, потому что жизнь повернулась по-другому, но все равно занимаюсь музыкой. Могу использовать все программы для записи, для обработки звука. Мне это интересно. И у меня в какой-то момент появилась, наверное, ложная идея о том, что тот, кто музыкально одарен, должен быть звездой именно в музыке.

Теперь вы считаете иначе?

Да. Я думаю, что когда ты в чемто талантлив, ты должен просто делать это и отпускать — не ждать фидбэка. Мне кажется, в любой ситуации это самая верная мотивация. Ты делаешь что-то потому, что не можешь не делать, а не потому, что хочешь славы или денег. Как музыкант я все время чего-то ждала. И эти ожидания никогда не были реализованы. Я никогда не была довольна реакцией на мою музыку, хотя получала много обратной связи — и хорошей, и плохой. Но мне все время все было мало. Три миллиона просмотров моего клипа «Сансара», в котором снялся Скриптонит, — мало. Последней попыткой обратить на себя внимание всех как раз и стал альбом. Но когда я его выпускала, уже понимала, что это конец эпохи. Я его записала и просто отпустила в мир как некое подведение итогов. И мне наконец стало хорошо. После альбома я написала музыку для «Марафона желаний» и еще для одного фильма. У меня есть еще материал, который я хочу выпустить. Но это интересное ощущение: как будто замок защелкнулся за спиной. Я больше не хочу ничего ждать, потому что ждать — это значит терять время.

Отзыв Интервью: Дарья Чаруша.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может понравиться...